?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Во время форума мы много говорили о судьбе страны, обе войны в которой, закончившись в 40х и соответсвенно в 50х, не помешали Южной Корее развиваться очень быстрыми темпами. А давайте посмотрим как все происходило на самом деле...Мы часто говорили об "азиатских драконах", об "экономическом чуде" в Юго-Восточной Азии. Но я лично свидетель того, как в конце 1997 года  в Южную Корею пришел эономический кризис, продолжавший углубляться и в 1998 году, когда поголовно народ сдавал собственное золото для подъема экономики. Не побоюсь повториться, что сейчас по запасам золотовалютных резервов Республика Корея занимает 6ое (!) место в мире. Конечно, это далеко не только благодаря щедрости населения, а скорее умению самоотверженно трудиться. Но давайте проанализируем историю с точки зрения взаимоотношений частного бизнеса и государства.

Безусловно, важными факторами успеха здесь былинационально-этническая однородность страны и ее принадлежность к конфуцианскому культурно-цивилизационному ареалу. Отсюда и отсутствие четко обособленного этапа паразитического становления бюрократического капитала, "зацикленность" государства на общенациональной стратегии развития, в частности на политике "выращивания" национального крупного бизнеса. Большие монополистические корпорации (чеболи) создавались в Южной Корее по решению правительства, которым определялись и основные направления их экономической активности. Важно, что государство сумело провести четкую грань между бюрократией и бизнесом. Например, в 1980-1986 годах среди 290 министров и 7 замминистров правительства не было ни одного бизнесмена, а в парламенте заседали лишь один крупный предприниматель и несколько мелких.Бизнес практически не участвовал в политике и не служил каналом продвижения в госаппарат. Коррупция, как и всюду, конечно, существовала, но и борьба с ней была суровой (вспомним суд над двумя бывшими президентами и процесс над сыном президента Ким Ен Сама в период исполнения им своих полномочий). Одним из главных орудий формирования частного бизнеса в Южной Корее стала жесткая кредитно-финансовая монополия государства. Правительство контролировало раздачу кредитов, уровень процентных ставок, инвестиции в промышленность. Тем самым оно формировало структуру общественного воспроизводства в соответствии со своей стратегией. Осуществлялся и избирательный контроль за ценообразованием.Борясь с долларизацией и йенизацией экономики, оно принудительно добивалось хранения иностранной валюты на специальных счетах в Центральном банке. Промышленные инвестиции осуществлялись в строгом соответствии с установленными приоритетами. Торговая экспансия опиралась на целенаправленное субсидирование государством экспорта. Так, сейчас у LG 89 иностранных представительств, 85% продаж приходится на внешний рынок.
На фото-первый экспорт

Т.е.для того, чтобы быть конкурентными, компании должны были производить крайне достойную продукцию. Мы помним табличку как от эксорта рыбы и продуктов питания, страна перешла к иновационным технологиям. А это означало стать первым в своей индустрии. Так Goldstar первой в Корее через год после открытия производит радио (1958г),

потом в 65 холодтльник, 1966 г. черно-белый и позднее 1977 цветной телевизоры,


потом бытовую технику-кондиционер (67г) и стиральную машину (69г).

В то же время контролировался и импорт (запретительные пошлины вводились на предметы роскоши, поощрялся импорт оборудования для новых отраслей). Еще в 1995 году увидеть мерседес 600, которыми была буквально заполнена Москва, было просто невозможно. Дорогие авто стояли лишь у пятизвездочных гостиниц.
Серьезное внимание уделялось НИОКР (на эти цели шло почти 2% ВВП). Всемерно поддерживая чеболи, правительство не забывало мелкий и средний бизнес. Так, в 1979 году 33 отрасли были специально зарезервированы для него. Через 10 лет таких отраслей стало 237. До 35% кредитов банки должны были выделять мелким и средним предприятиям. В результате к середине 1988 года доля малых и средних фирм в добавленной стоимости обрабатывающей промышленности достигла 40%
. Все это позволило стране пройти большую часть пути в рамках индустриальной парадигмы "догоняющего развития". Но модель эта не идеальна. Достаточно упомянуть об огромной социальной цене реформ, о тех массовых стрессах и психологическом напряжении, которые до сих пор испытывают многие корейцы. Я сама была свидетелем как еще в 90х суббота была рабочим днем и лично видела демонстрации на острове Yuido (как раз напротив основного корейского ТВ канала-KBS).Даже по официальным, скорее всего, заниженным, данным в 1992 году средняя продолжительность рабочей недели в стране составила 47,5 часа. При этом за последнюю четверть века, в течение которой Корея превратилась из нищей, разоренной войнами, коррупцией, политической нестабильностью страны в мощную индустриальную державу, продолжительность рабочей недели изменилась весьма и весьма незначительно. В 1970 г. она составила 51,6 часа, в 1975 г. - 50,0 часа, в 1980 г. - 51,6 часа, и в 1985 - 51, 9 часа.Иначе говоря, корейцы за последние три десятилетия стали жить несравненно лучше, но работать от этого хуже (или, по крайней мере, меньше) они не стали.
И еще один важный момент. По мере того как росли и крепли чеболи, росло и их стремление к самостоятельности, правда, сочетавшееся с желанием сохранить льготы и привилегии, полученные от правительства. В то же время Запад требовал большей либерализации и открытости корейской экономики. Правительство понимало, что сохранение экстенсивной модели индустриализации в новых условиях невозможно и движение вперед не остановить.

Еще ряд интересных фактов, которые я не знала. LG среди корейских компаний стоит на втором месте и занимает соответсвенно 67 место в мире с продпжпми превышающими 78 млрд.




Журнал Fortune отмечает, что в рейтинге наиболее иновационных компаний LG с 27 места в 2009 году переезжает на 7ое уже в 2010.

Так что родившись в разоренной стране в 1947 году и открыв подразделение электроники в 1958 году, компания делает огромный рывок вперед.
На фотке центральный офис LG-Twin Towers